История лодок "Дори"

« Назад

История лодок "Дори" 18.04.2017 14:30

История лодок «Дори»

Наше предприятие – верфь «Селигерские лодки» ведет строительство серии лодок типа «Дори». Мы доработали «под акваторию», озеро Селигер, этот проект и предлагаем наши лодки всем любителям рыбалки и отдыха на воде. Варианты  комплектации каждой лодки обсуждаются при заказе.

перо-Ван-Гог-Барки-на-берегу-корабли-река.Но давайте вернемся к истории создания этого проекта. Вот что писал в прошлом веке об этих лодка в журнале «Rudder» один из знатоков истории мелкого судостроения Г. Вильямс: «Существовало массовое производство за сто лет до того, как Генри Форд развернул свою автомобильную индустрию, — строились рыбацкие плоскодонки «Дори». Несколько проектов таких лодок, популярных в середине прошлого века, оказались «застывшими в веках»: по ним и сейчас, без всяких изменений, строят лодки. И если первые автомобили Форда выглядят сегодня безнадежной древностью, «Дори» кажутся все более и более подходящей лодкой для наших семидесятых. Они снова популярны!». Что же это за лодка, отличные мореходные качества которой хорошо известны рыбакам, морякам и яхтсменам не только на американском континенте, но и в Европе?

Многие историки утверждают, что «Дори» — результат многолетнего творчества американских мастеров, а само слово «дори» считают пришедшим из языка индейцев и обозначающим — долбленый челнок. Впрочем, знаменитый яхтенный конструктор и автор книги «Малые американские парусные суда» Ховард И. Чэпел не разделяет этого мнения, полагая, что слово вообще не имеет смыслового значения. Как бы там ни было, но рыбачьи лодки с характерными для «Дори» чертами можно встретить в Канаде и в Португалии, у берегов Англии и в Средиземном море (вспомним хотя бы венецианские гондолы). Первое письменное упоминание о «Дори», дошедшее до наших дней, было найдено в отчетах одного английского капитана, чье судно оказалось выброшенным на рифы у Ямайки: грузы с него переправляли через полосу берегового прибоя на остроносых плоскодонных лодках местных рыбаков.

iДействительно достоверным можно считать одно - окончательную форму и конструкцию эта лодка, которую и поныне принято называть «Дори», получила в середине прошлого века, когда в широких масштабах развился промысел трески в Северной Атлантике — на Ньюфаундлендской банке, а также и южнее — у Азорских островов, у островов Зеленого Мыса. Сотни шхун выходили тогда из Глостера и других портов Новой Англии, неся на палубе от 25 до 50  банковых «Дори». Далеко от берегов, в открытом океане лодки спускали на воду, в каждую садились один-два рыбака. Работали лодки попарно — с них ставились сети или огромный (до мили длиной) перемет с крючками через 4—5 м. Часто об оставленной лодками шхуне напоминали только верхушки ее мачт, едва заметные на горизонте. Случалось, задувал свирепый ветер, гнал по океану волны,  иногда в несколько метров высотой. В отяжелевших от груза, наполненных до уровня банок рыбой,  лодках рыбаки на веслах должны были возвращаться к своей шхуне или ждать, когда она сама обойдет всех.

Вот для таких суровых условий работы и развился тип плоскодонной, с острым носом и острой кормой, с большим развалом бортов легкой морской лодки.

О мореходности этих небольших суденышек ходят легенды, немало рыбаков было спасено благодаря исключительным качествам «Дори». 

Владельцем одного из глостерских баров для моряков долгое время был некий Ховард Блэкборн — бывший рыбак. Зимой 1883 г. вместе с напарником он ловил треску на Ньюфаундлендской банке. Внезапно поднялся шторм, их «Дори» понесло в океан. Рыбаки выбивались из сил, чтобы удержать свою лодку носом против ветра и волны. К концу второго дня напарник Блэкборна умер, не выпуская весел из рук. Не мог оторвать рук от весел и Блэкборн — они примерзли к рукояткам. Пять дней и ночей боролся за жизнь отважный моряк. Метр за метром он прошел против ветра не менее 50 миль и все-таки достиг берега. Его обнаружили лежащим в лодке без чувств и вернули к жизни ценой ампутации всех пальцев на руках... Десятки подобных историй и поныне рассказывают за стаканом доброго виски в рыбацких тавернах по обе стороны океана.

147885-i_008На промысле «Дори» принимала немалый груз: треска в те времена шла хорошо, иногда улов составлял до тонны на каждую лодку, плюс вес снастей и двух рыбаков. И при такой нагрузке лодка должна была иметь легкий ход на веслах, сохранять остойчивость, не заливаться волной. Узкое веретенообразное днище  «Дори» оказывало минимальное сопротивление при движении; задранные вверх оконечности помогали лодке взбираться на волну, пропуская под собой самые крутые гребни. Благодаря сильному развалу бортов ширина корпуса при загрузке лодки увеличивалась, что препятствовало опрокидыванию груженой «Дори». Развал бортов давал и другой эффект, также обеспечивающий безопасность рыбаков: если оказавшуюся перегруженной «Дори» заливало и она тонула, то под водой «Дори» неизменно переворачивалась вверх килем, груз вываливался — лодка снова вставала на ровный киль и всплывала.

«Настоящая» или, как ее еще называют, «банковая Дори» имеет характерный, очень узкий и лишь слегка расширяющийся кверху транец. Благодаря симметричным относительно миделя обводам корпус обладает исключительной устойчивостью на курсе даже при движении с попутной волной. При внезапном ухудшении погоды рыбак смело мог вверять свою судьбу лодке: обычно он ложился поверх снастей в самом носу или корме и спокойно дрейфовал в ожидании помощи с судна-базы или улучшения погоды.

Конструкция «Дори» очень проста. Очевидно, это и позволило наладить действительно серийное производство подобных лодок. В 1860-х годах их в Америке делалось более тысячи ежегодно! В окрестностях одного только Солсбери работало тогда семь маленьких верфей, строивших исключительно «Дори» — от 200 до 650 в год. Тогда же известным образом стандартизировались и размерения лодок — их стали строить пяти типоразмеров: длиной 12, 13, 14, 15 и 16 футов (длина «Дори» определяется по днищу, так что габаритная длина лодок каждого типа примерно на 1,2 м больше).

jaEk4T2BR8gИнтересно, что сиденья — банки никогда намертво не закреплялись. Это было очень удобно: при работе на промысле мешавшую банку убирали; на борту шхуны лодки со снятыми банками можно было вставлять одну в другую наподобие тарелок (благодаря этому и удавалось разместить на палубе большое количество лодок!). Вес корпуса, строившегося из лучших материалов (набор дубовый, обшивка из сосны), был сравнительно невелик: от 80 кг для 12-футовой лодки до 150 кг для 16-футовой, так что все операции по подъему лодок из воды и их укладке на палубе не составляли труда. «Дори» меньших размеров приводились в движение обычно одной парой весел, на 15—16-футовых — гребли двумя парами весел. На каждой лодке предусматривалась резервная банка, чтобы рыбак мог выбрать удобное положение для гребли с учетом дифферента лодки.

Любопытно, что на банковых «Дори» — отличных чисто гребных лодках — парус как-то не привился. Одна из причин тому — недостаточная начальная остойчивость относительно узкой лодки, особенно при ее неполной загрузке. Известно немало случаев, когда не слишком опытный моряк оказывался за бортом резко накренившейся лодки, которая сбрасывала его, подобно необъезженной лошади, а затем возвращалась в прямое положение, как будто ничего не произошло.

Под парусом «Дори» легко получала крен до самого привального бруса и зачерпывала воду при усилении ветра. Швертовый колодец мешал хранить лодки,  уложенными стопкой. Появилась даже специальная патентованная конструкция веерообразного шверта, колодец которого выступал внутрь лодки всего на 120 мм. Чаще же всего швертом лодку вообще не оборудовали, а парус ставили только при попутных ветрах.

Парусные «Дори», снабженные шпринтовым парусом, швертом и рулем, использовались только рыбаками, ловившими рыбу вблизи берегов; при этом обычно вдоль бортов ставили «палубу» из доски шириной около 150 мм, что несколько уменьшало опасность заливания лодки через борт.

Более ста лет назад «Дори» стали использовать и для дальних плаваний. Примечательно, что первое в истории парусного спорта плавание через Атлантику в одиночку было совершено именно на вооруженной парусами 16-футовой глостерской дори «Сентенниэл» в 1875 г. (об этом путешествии Альфреда Енсена можно прочитать в книге А. Урбанчика «В одиночку через океан», выпущенной в 1974 г. издательством «Прогресс»). Трансатлантический переход на парусной «Дори» совершили также братья Эндрью. Позже океан пересекли супруги Крало на такой же лодке, но вооруженной уже двумя мачтами. 15-футовую «Дори» избрали в 1896 г. для своего первого в современной истории путешествия через океан на веслах норвежцы Ж. Гарбо и Ф. Самуэлсен (их путь до Британских островов занял 54 дня). В 1966 г. Д. Риджуэй и Ч. Блит на 16-футовой глостерской «Дори» повторили переход норвежцев. Разумеется, путешественники, готовясь к этим походам, как-то оборудовали свои лодки — закрывали их палубой, а то и делали рубку; парусники сильно балластировали.

xc71uJ4kxaYСреди глостерских рыбаков нередко проводились соревнования на «Дори» — на скорость под веслами, на умение проходить океанский прибой или управлять лодкой в гавани при помощи одного кормового весла. Сейчас подобные соревнования в США стали традиционными, причем для участия в них строятся и специальные гоночные «Дори» — нередко из стеклопластика или с фанерной обшивкой. Однако и в их лучших конструкциях, из какого бы материала ни делались корпуса, в точности воспроизводятся характерные очертания настоящих  «Дори», таких, какими они были сто лет назад. Продолжает работать несколько небольших верфей, выпускающих лодки по старинным проектам. Поклонники различных видов спорта на «Дори» («доримены») объединены в клубы, имеющиеся и на атлантическом и на тихоокеанском побережье, а также на Великих озерах.

С развитием производства подвесных моторов на «Дори» стали устанавливать моторы малой — не более 4— 6 л.с. — мощности; поскольку обводы лодки не рассчитаны не высокую скорость, при более мощных двигателях  «Дори»  приобретали значительный ходовой дифферент на корму. Моторы ставились обычно в колодце, размещенном в корму от миделя, на днище закрепляли два невысоких киля для улучшения устойчивости на курсе, управляли навесным рулем. Чтобы уменьшить забрызгивание лодки, ее носовую часть непременно защищали палубой. С 5-ти сильным мотором груженая «Дори» развивала скорость до 10 км/ч.

Следует, однако, еще раз подчеркнуть, что «Дори» — идеальная морская гребная лодка. Всякие попытки улучшить ее ходовые качества под мотором (например, за счет уширения днища у транца, как это делается на одной из разновидностей — «ньюпортских дори») приводят к ухудшению поведения лодки при взволнованном море.  Лодки с подвесными моторами получили известную популярность среди рыбаков на Аляске.

Интересно, что до самого окончания промысла трески и палтуса на Ньюфаундлендской банке ( примерно 1930 г.), куда доставляли лодки на базовых судах, предпочтение отдавалось обычным гребным лодкам. Видимо, возможность хранить лодки на судне-базе вложенными друг в друга ценилась в первую очередь. Здесь обычно моторами снабжали только одну-две «Дори» и использовали их в качестве буксировщиков, собирающих остальные лодки по окончании рабочего дня.

14-футовая «банковая Дори», широко применялась  береговой спасательной службой США для работы в полосе прибоя. Конструкция и обводы спасательных лодок в точности соответствовали «Дори», использовавшимся глостерскими рыбаками, но материал подбирался еще более тщательно (белый кедр для обшивки, прямослойный дуб для шпангоутов, красное дерево для отделки и т. п.).

Хочется пожелать нашим читателям много интересных и безопасных путешествий по внутренним водам России. Именно для Вас наша верфь «Селигерские лодки» и строит эти проверенные веками прекрасные суда.

Счастливого  плавания,  друзья!!!

В статье использованы материалы разных авторов из интернета.